Любые разговоры про образование имеют смысл в контексте заявленных целей и ценностей. Они сегодня бывают совсем разные. Попытки сделать из образования “стандартную услугу” как минимум странные, поэтому уважающая себя школа должна четко заявлять о ценностях и планируемых результатах в образе выпускника.

Православная гимназия, кадетский корпус, творческая лаборатория – это совсем разные школы с особой культурой и ожидаемыми результатами, хотя набор предметов почти совпадает. Они все имеют право на жизнь и подходят разным семьям. Очевидно, что школа транслирует культуру, мировоззрение. Культура основана на ценностях и принципах сообщества. Они могут быть осознанны или нет. Но ребенок в школе впитывает прежде всего культуру жизни и деятельности от взрослых и сверстников, хотим мы того или нет.

Другими словами — он учится взаимодействовать с миром, людьми, собой — разными способами. Между делом еще и науки изучает. Странно судить о школе только по результатам тестов на знание предметов. Очевидно ведь, что эффективнее всего к ним готовиться с репетиторами или в малых группах на спецзанятиях, разве для этого нужна школа? Глупо и дорого городить вот это вот всё, чтобы потом просто хорошо сдать ЕГЭ по русскому-математике.

Но рейтинги по успехам в предметах как-то стали нормой, и даже вполне адекватные люди обращают на них внимание. Удивительно, как простая манипулятивная геймификационная техника работает на взрослых — и вот они уже сгоняют всех на предметные олимпиады, чтобы потом искать себя в списках.

А если взять такие критерии для рейтинга (если бы можно было всё измерить): ребенок здоров (физически и психически), имеет хороший иммунитет, счастлив, хочет и может самостоятельно осваивать новое, умеет создавать отношения (дружеские, деловые, личные), отличный командный игрок, ну и что-то там про системное мышление, решение сложных интеллектуальных задач без правильного ответа, универсальные компетенции, понимание разных картин мира…

Сложно про такое думать, может от обратного: ЕГЭ на сотки, поступил в топ вуз, но больной, в депрессии, учиться не хочет, близких отношений нет, взрослых сторонится, мыслит шаблонно, пассивен и тд. Не похоже на реальность?

Если посмотреть на вызовы времени, то на мой взгляд, самый актуальный вопрос сейчас: что значит быть человеком в этом мире? Большинство проблем современности упирается в него. И нашим детям предстоит ответить. Или исчезнуть. Очевидно, что без изменений мы протянем здесь недолго. Наука и технологии уже сегодня развиты настолько, чтобы все были обеспечены, здоровы и счастливы. В мире много ученых, инженеров, программистов, но чего-то явно не хватает. Человеческого.

На мой взгляд, актуальной задачей школы становится развитие этого самого “человеческого в человеке”. Тема сложная, поскольку в современной науке нет единой всеохватывающей общепринятой модели, есть разные подходы-попытки разных наук это увидеть и ухватить. Да и видит-чувствует пока лишь крохотная часть людей, для большинства же ничего “такого” не существует. Это важно понимать, и если что-то ощущаешь, не надо требовать срочно изменить общество и систему образования. Придется подождать пару-тройку поколений, не на нашем веку, скорее всего. Но создавать и развивать новые среды необходимо на нашем.

Почему про человеческое, экзистенциальное, а не про мягкие/универсальные компетенции, о которых сейчас говорят все и вся? Потому что с компетенциями проще и понятнее. Мы видим, что и как делать, чтобы они развивались. Процесс идет, проблем особых нет. А вот с личностным есть — не совсем понятно что это и как развивать. При этом компетенции и знания можно наверстать в любом возрасте, а личность проходит становление именно в подростковом, и потом ее почти невозможно изменить. И качество жизни, как уже выяснили исследователи, зависит во многом от личностных свойств или их отсутствия.

Получается, что в самом важном — дыра, да еще и невидимая. Здорово, что активно развивается личностно ориентированная педагогика, про это много пишут, говорят, и “видящих-чувствующих” становится всё больше, включая педагогическое сообщество. Нам не хватает ученых в команде, которые бы смотрели на это всё со своей точки зрения. Вдруг кому интересно?

Очевидная мысль: человеческое в человеке развивает человек. Именно люди в школе — сочетание личностей взрослых и детей с их культурой — влияют на личность ребенка. Происходит это в процессе живого взаимодействия, когда люди интересны друг другу и занимаются интересной для ОБЕИХ сторон деятельностью. Совершенно не важно, какие темы изучает культурный взрослый с ребенком, на каком материале они находят общность. Важно, чтобы это происходило.

Самое худшее, что может произойти — это формальный урок по обязательной программе, где обе стороны не особо вовлечены.Не понимаю важность календарно-тематического планирования по предметам. Так ли важно, чтобы прочли именно эту книгу и выучили именно эти темы к февралю? А если другую? Так ли ужасно вообще не выучить какую-то тему? И эта морока с количеством материала, как будто это на что-то влияет в жизни. Дайте еще язык, еще предмет, больше часов! “Больше материала” не сделает детей умнее, а может и наоборот.

Я не только не против наук и знаний по предметам, я люблю их абсолютно все и считаю необходимыми и важными. Даже литературу, после года мучений. Но листья растут на ветках, ветки держатся на стволе, а ствол не может без корня. Плоды не созревают в воздухе. Вот многие озабочены развитием мышления. Но чтобы оно развивалось, надо а) заниматься чем-то интересным ребенку б) при этом глубоко и долго с этим интересным материалом возиться — пять раз высказать свое мнение, предложить три гипотезы, проверить пару, ошибиться несколько раз, обсудить и понять почему, поменять мнение три раза… Две темы за год успеть бы! А не двадцать зазубрить, как сейчас.

Чтобы у человека что-то осталось внутри, это должно его личностно задеть, зацепить, тогда он приложит усилия и сделает это своим, “освоит”. Если заваливать человека “чужим”, то он становится шизоидным роботом. Ум развивается, да, но подвешен в пустоте, не принадлежит человеку. Сталкиваюсь регулярно с такими выпускниками “лучших школ города”, страдающими и потерянными, но не понимающими что не так.

Возникает вопрос, естественно, а что это за люди такие — взрослые, с которыми “не важно какие темы проходить”? Он — ключевой. Подбор команды в школе — самая сложная задача. Поскольку модели и четких критериев нет, то помогает только командное чутье. Поэтому сложно масштабироваться. Ибо методики работают только в руках правильного педагога в правильной среде. Как джедайский меч. Пока подбираем на глаз, проверяем на деле, чувствуем, ошибаемся, но шаг за шагом украшаем наш узор.

Личностный узор команды должен быть красивым, разнообразным, богатым — это главная ценность школы. Правильным педагогам нужна свобода действия. В идеале они занимаются ситуативным творчеством.

Педагогика — это искусство, а в искусстве работают авторские спонтанные действия. Педагог с детьми здесь и сейчас совместно решают и договариваются чем они будут заниматься. Это может совпадать с темами для экзаменов, а может нет. С экзаменом они разберутся в свое время. Вполне нормально, если “запланировал урок, а он не зашел, и мы смотрели кино (читали книгу, обсуждали видео в тиктоке, играли в игру)”.

А как же ОГЭ/ЕГЭ? Когда ребенку нужно, он готовится к любым тестам в рекордные сроки. Мы это часто наблюдаем. Освоить математику для ОГЭ за три месяца, пропустив 8 лет — легко, если тебе надо. Самое сложное, сделать так, чтобы ЕМУ ЛИЧНО стало надо. Если вырастет устойчивый ствол, то есть шанс увидеть листья и плоды. А можно на засохшее дерево навешать елочные игрушки с мишурой и водить хороводы с рейтингами.

Профессиональные педагоги занимаются своим развитием, прежде всего. И не только профессиональным. Ставят себе цели, бросают вызовы, смело идут в новое, ошибаются, падают, идут дальше. Это видят дети и тогда Life-long-learning становится явью.

У нас есть оптовые поставки психотерапевтов и коучей, работа с профессиональными помощниками развития становится нормой. Педагог (как и любой уважающий себя человек) не может без индивидуального пространства качественной рефлексии своей жизни, это как зубы чистить.

В “Заочке” часто спрашивают “на какой платформе будет организовано обучение”? Отправляю в раздел “Команда проекта”. Вот это и есть платформа. Эти люди будут проводить с детьми всё время, транслировать свою культуру, посмотрите на них хорошенько. Хотите или нет, но ваш ребенок будет впитывать всё от них. Какая разница где лежат файлы с учебными материалами и где оценки записаны — в электронном дневнике, в бумажном? ИТ технологии в современном образовании играют минимальную роль. На “платформах” и “электронных школах” деньги можно зарабатывать, это помогает экономить ресурсы, собирать статистику, контролировать. Но в основном процессе школьного образования, где человек взаимодействует с человеком, это не важно.

Онлайн или офлайн — тоже не сильно важно, если создается живое человеческое взаимодействие, а не “трансляция учебного материала по одобренной программе”. Новые образовательные технологии, которые нужны сегодня — это технологии развития личности. И они не цифровые, а совершенно человеческие. Способность видеть каждого конкретного человека и создавать условия именно для его обучения и развития — вот задача, которую предстоит решить и технологизировать.

Именно в таком порядке — увидеть и ухватить другого в личностном аспекте (опять же, про отсутствие единой рабочей модели), и именно с ним работать адекватно и эффективно. Мегавызов для науки и практики. Личностно ориентированный педагог-профессионал отличается от традиционного “предметника”, как микрохирург от администратора регистратуры.

Каждый ребенок — личность. Какая красивая иллюзия. Позволяет ничего с этим не делать — он же уже личность.
Правильно так: некоторые дети еще не потеряли шанс стать самостоятельной личностью. Но если не заниматься специальным развитием в сенситивном подростковом возрасте (5-9 класс, самый сложный и непонятный для всех возраст), то потеряют и останутся подростками до конца жизни.

Именно в этом возрасте нужны реальные, продуктивные, социально значимые дела, а не сидение за партой. Когда-нибудь педагогическая наука (и политика) это поймет и объем предметов урежут на половину, отдав время реальной практике в социуме.

Мой самый эффективный мотивирующий спич этого года звучал так: “В нашей стране за тебя решили, что именно ты должен знать в каждом возрасте. Ты не можешь это изменить, не можешь выбирать, что учить, а что нет. Даже если тебе не нравится предмет — надо его сдавать на минимум. Но ты можешь выбрать как с этим всем справиться по-своему. Твой ход.”

Дети любят честность.Для развития личности нужна свобода выбора, интересные вызовы и пространство для честной рефлексии. Мы придумали неплохую конфигурацию, стало живее.

Тьюторство — сложная тема. Тьютор — ключевой игрок в новой педагогике. Требования к нему запредельные. При этом его работа мало кем может быть увидена и оценена. Неблагодарная работа. На будущее. И это вообще не про помочь выбрать вуз и разобраться с учебой. Это про новую культуру взаимодействия с собой, со своей жизнью. Основа того самого человеческого.

Тьюторство пока на этапе становления, оно очень разное в разных школах и у разных тьюторов. Настолько, что мы можем друг друга считать шарлатанами. Приходят кандидаты с богатым опытом и кипой рекомендаций, при этом от разговора с ними ребенка воротит. На первом знакомстве, не создав человеческого контакта, мастер блещет мощной тьюторской технологией перед испуганным подростком, игнорируя его комментарии, если они не по теме.

В общем, появляется “традиционное тьюторство” и берет пример с медицины. Тебе уже укол математики сделали? А капельницу с русским поставили? Интубация для литературы — глотка свежего воздуха — прошла успешно? Ок, сейчас сделаем тьюторскую клизму с самопределением. Главное — ходи на все процедуры, нельзя пропускать, потом придется анализы сдать.

Кто-то из кандидатов на собеседовании бросил “мне интересна именно ваша школа тьюторства..” Хочется выделить и как-то описать эту нашу школу, которая пока воплощена в нескольких принципах и в людях. В этом году на всех проектах у нас будет уже 25 тьюторов!

Менеджмент в образовании не особо отличается от бизнеса. Собираешь команду профессионалов, договариваешься о целях и базовых правилах игры, создаешь необходимые условия для работы, сплачиваешь, оплачиваешь и поддерживаешь. Время от времени спрашиваешь “как дела?” и помогаешь решать сложности. Если люди набраны правильно, то они сами всё сделают, надо только не лезть и не мешать. Лишние контроль, мониторинг, регулирование, проверки, вмешательство — это всё убивает живое, это не про образование. Вы или набрали не тех людей (и они всё равно сделают не то, даже с вашим гиперконтролем), или вы не понимаете, с чем имеете дело.

Именно команда профессионалов смогла за два дня перевести уроки в онлайн на карантине. Руководитель и не мог ничего особо сделать в онлайне, да и не потребовалось — педагоги сами разобрались. Горжусь, люблю, восхищаюсь.

Мои идеи не работают минимум в половине случаев, а когда коллеги реализуют свои — это выстреливает лучше. Да, иногда надо помочь докрутить, но важно снимать корону главного визионера.

Про верность идеям. Ценность из пионерского детства. Как же оказалось важно быть неверным, предавать и забывать свои идеи! Которые не работают.

Новый принцип “два (или три, четыре) в одном”. Приходит на смену старой народной мудрости “за двумя зайцами погонишься…”. Надо гнаться всегда за несколькими. Выбирать такие действия/проекты, где достигаются сразу несколько целей. Иначе мало что можно успеть.

В школе не должно быть много правил. Есть принципы, на которых создаются уникальные для каждой ситуации решения. Часто в “похожих” ситуациях решения разные. Потому что “похожесть” зависит от степени детализации. Когда видишь тонкости, то появляются две большие разницы. Или пятнадцать. “Правильных квадратноголовых” педагогов это бесит — невозможно опереться на шаблон, правило, надо уметь видеть, мыслить, креативить, рисковать.

Самое сложное в педагогике — удерживать уровень сложности. Потому что в любой ситуации есть простое и “формально правильное” решение из прошлого, лежащее на поверхности. Живое и адекватное решение нужно создавать, потом внедрять… ох, как это сложно и энергозатратно. Хорошо, когда коллеги это понимают, видят, помогают. Нам повезло, что у нашего руководства дар чувствовать такие ситуации и не сливаться. Несколько таких сложных решений и делают школу той самой школой.

Дмитрий ЗеливанскийНовая школа“, Москва

Оригинальный текст: https://www.facebook.com/835189654/posts/10158651864279655/