Дубравушка (Москва) — Алина Шарова https://www.facebook.com/groups/dubravushka/

Нашей школе уже 4 года, находимся в Куркино, на Северо-Западе Москвы. Три года мы жили в модели Школа-Парк (режим 3-4 параллельных студий на выбор), в этом году мы отказались от этого и перешли в формат полностью свободной среды. Мы увидели, что у детей не отрастает “я сам” и освободили их от своих ожиданий, школьной программы, своих представлений о том, что считается правильным в образовательном процессе. Какие-то регулярные вещи остались, типа истории, шитья (то, что  полюблено детьми и взрослыми), но все остальное происходит в основном ситуативно.

Сейчас у нас дети от 5,5 до 11 лет, их 20-22, по-разному. За 3 недели карантина “отвалилась” одна семья  и три присоединилось (на момент публикации интервью 2 “новые” семьи перестали учиться).

Мы — родительская кооперация, это значит, что мы собираем равные вклады от всех участников в общий котёл и распределяем их на нужды школы. По режиму взаимодействия — самоорганизующееся сообщество, то есть кто  может, тот и делает. Аттестации — это задача семьи, родителей. Изначально так договорились и постоянно это перепроверяем. Школьной программы мы не придерживаемся. 

Что изменилось? И многое и ничего. Как не было образовательного процесса в привычном понимании, так его и нет. Как было живое общение — так и есть. Как принимали решения  сообществом — так и продолжается. Как нет принуждений и детей не усаживают перед экраном — так и есть сейчас. Нет общих сборов и нет групповой медиации — нет конфликтов, поэтому нечего решать. Групповая медиация каждый день проходила: когда 3 случая конфликтных, когда 7…  Сейчас именно эта часть образования за бортом: когда мы разбираем конфликт, критически осмысляем ситуацию, рассматриваем её под разными углами, собираем полную картину, а не только видим свой кусочек. И рассуждаем, что нам со всем этим делать. Сейчас этого нет.  

Из интересного: у нас были дети, которые не приходили на общие сборы и не участвовали ни в каких занятиях И некоторые из них  сейчас в онлайне. А те дети, которые во всём участвовали — некоторые из них не приходят в онлайн. 

Ещё я наблюдаю вообще, не именно в школе, что очень много стресса, люди переживают. Взрослые люди, инициативные, активные — замерли и не могут ни учиться, ни йогу делать. Казалось бы, есть возможность — но они как парализованы, как пауза в самоощущениях, поиск нового контакта с собой, с семьёй. 

Казалось бы: вот мы все в онлайне и, наконец, дети скажут “ну давайте нам математику, русский язык, программирование…”, но этого не происходит. Они хотят общаться, смотреть вместе мультики, проводить друг другу занятия: сами предлагают “я буду вести рисование/пение/зоологию”, “приходите, я буду книжку читать вечером”. Ребята ко взрослым приходят, пробуют… и говорят в итоге “Нет, спасибо, мы не хотим”. Но некоторые занятия от взрослых и просят и приходят на них. Мне чувствуется, что нужна пауза и детям тоже, они чувствуют этот стресс от взрослых, им тревожно.

Но когда мы попытались их “спасти”, сказали “Сейчас мы сделаем групповую работу! Давайте поговорим, порисуем, как оно проживается, ощущается” — никто не пришёл, им это не надо. Они в своих семьях всё это проживают, обсуждают на кухнях фейки, читают вместе новости… 

За эти 3 недели я, дорвавшись до себя, прошла уже несколько онлайн-курсов, прослушала множество лекций, потанцевала, поделала йогу, в общем — за всех училась. 

Я наблюдаю, что, например, на курс по английскому чтению записывается 25 человек, в конце первого занятия остаётся 10, на второе приходит 5… тихонечко видео выключают — и выходят. Интересно смотреть, что взрослый себе это право даёт — взять и выйти. Он попробовал, посмотрел, с собой сопоставил и решил, что сейчас у него на это ресурса нет или это не так сейчас важно — и я пошёл. И дети это тоже делают: заходят, присоединяются, например, к рисованию, которое ведёт Даша 8-ми лет, немного порисуют — и выходят. Ты не обязан сидеть до конца, если ты понимаешь, что это тебе не зашло. 

Много обсуждаем в родительском сообществе, как и раньше, делимся всем. Стали более живые отдельные чаты (по йоге, по английскому), каждый день встречаемся на английский, целый час занимаемся. Выделили отдельный чат по коронавирусу, где бушуют страсти, разгораются споры. Приучаемся жить в новой реальности, поддерживая друг друга.

Мне кажется, это классное время для семейной близости и бытового образования: мы на “военном положении”, нам трудно… кто берёт на себя завтрак. кто разгрузку стирки, кто полы помоет… образование жизнью 🙂

Планы на будущее? Мы договорились, что помещение сохраняем, будем платить за него до сентября. Дальше — вернёмся в тот же режим, как и раньше. В помещении — совместные дела, социальная жизнь, дома — онлайн-занятия, там легче сосредоточиться.

У нас вообще не про дать системные  знания в привычном смысле, а про жизнь вместе, общение, про совместные дела, про социальные и коммуникативные стратегии, про возможность попробовать разнообразное. Этого детям сейчас сильно не хватает, zoom-ом это не заменить. Они скучают без личного, дружеского общения, когда они собирались каждый день, ходили в соседний двор, пили фанту, пока никто не видит, делали шалаш под лестницей, рисовали, учили друг друга играть на пианино или рисовать, разбирали конфликты… для них школа — это то место, где ты можешь быть самим собой, без родительского всевидящего ока. Такая dolche vita, хотя и со своими стычками, проблемами…  Но — своя жизнь. Сейчас, я думаю, детям этого не хватает.

Другие статьи
Интервью с представителем школы shkolprosvet 10 Окт 2021

Школа Мая — педагогический подход 100-летней выдержки

Уникальная школа открыла свои двери в этом году в здании Русско-немецкого Центра встреч — “Школа Мая”. Разбираемся, почему новый образовательный проект такой необычный, на каких принципах построен и действительно ли […]
Интервью с представителем школы shkolprosvet 5 Сен 2021

Пролицей: как осознанная старшая школа работает с запросами старшеклассников

В сентябре 2021 года в центре Петербурга запускается новый образовательный проект — старшая школа “Пролицей”. Сейчас его директор Дмитрий Амелин ведет набор первых студентов — учеников 9-11 классов. Почему в […]