В последнее время сталкиваюсь с обсуждением частных школ, их массовости, перспектив бизнеса. Грустные картинки вырисовываются, причем хорошо обоснованные.

Родители часто спрашивают, не собираемся ли мы масштабироваться, где же сеть Новых школ, раз такой конкурс? Попробую описать возможные перспективы и связанные с ними сложности. Важно увидеть ценность, истинное (возможное) отличие платных школ от государственных — за что, собственно, имеет смысл платить.

Частые заявления “вот у меня была обычная советская школа и ничего, поступил в вуз, успешен” стоит оценивать статистически, учитывая ошибку выжившего. Если, например, посчитать в мой школе процент спившихся, умерших от передоза, сидевших за убийства и насилие, то ее будут обходить за километр. Добавьте туда сколько ушло в 9, вылетело на первом курсе и никогда не вернулись к учебе, сколько уже на выходе были хронически больны. А если смотреть на оценки и процент поступивших в вуз после 11-го — вроде ничего картинка, лицей даже какой-то теперь.

Действительно, на первый взгляд частная школа не особо отличается от государственной бесплатной — те же предметы, те же уроки, учителя, оценки, аттестат, если отрезать личностную составляющую. Но она сегодня главная. Знания по предметам — лишь один из показателей, вторичный. Основная ценность в школе сегодня, на мой взгляд, это объем качественного — личностного — внимания к ребенку. Это качество сегодня реализуется в двух формах — индивидуализации и индивидуального подхода. Они похожи по звучанию, но отличаются кардинально, дополняя друг друга.

Индивидуальный подход берет культурную норму (читай — стандартную общеобразовательную программу) и скармливает ее ребенку удобными для него способами. То есть, пляшем от стандарта, он не меняется. Но способы освоения ищутся индивидуально, под ребенка. Подбираются свой темп, объем, время, частота, форматы занятий, обратной связи, домашки и тд. Сложная, затратная, но важная штука, которая некоторых детей переводит из категории “двоечники/неудачники” в “успешные ученики”.

Индивидуализация — другой, парадоксальный для школы процесс. Ребенок ставится во главе, норма отходит на второй план. Мы показываем ему достижения культуры и задаем вопрос: “что тебе в этом?” И работаем от его интересов. Мы можем иногда отказываться от стандарта, исключая какие-то темы, если человека прет от чего-то другого и он работает над своим. Основная цель — научить понимать себя, учиться и действовать из себя, своих интересов, мотивов, целей. Конечно, такое легче работает в гуманитарных предметах, но и в точных можно использовать, глядя более широко на интересы ребенка.

Почему это всё важно, особенно сегодня? Потому что ключевые ценности меняются. Мы уже понимаем, что с 11 классом и даже 5 курсом учеба не заканчивается, а даже только начинается. Поступить в хороший вуз — это уже далеко не главный фактор успеха. Важнее становятся личная мотивация и умение самостоятельно учиться, потому что придется долго, всю жизнь. Это как раз и страдает в традиционном массовом подходе, где основной посыл “мало ли, что ты хочешь/думаешь…” убивает мотивацию и самость.

Не обязательно сильно страдают, кстати. Есть госшколы, где благодаря педагогам и руководству удается реализовывать индивидуальные подходы и даже индивидуализацию. Но в целом — это новшества очень дорогие и становятся практически невозможны в классе из 20+ человек и с нагрузкой педагога больше 18 часов в неделю (в госшколах бывает и 35).

Еще раз — основная ценность в школе — объем качественного внимания. Качественное — важно. Ибо усиленная индивидуальная работы Марьиванны, которая еще пуще будет ругать и требовать домашку не поможет. Под качеством подразумевается индивидуальный подход и индивидуализация от умелых взрослых. В частной школе этот показатель в разы выше из-за небольших классов, более высокой плотности взрослых на ребенка. А наличие тьютора повышает качество на порядок, потому что тьютор специально занят “разглядыванием” индивидуальности ребенка и выстраиванию его особого пути.

Есть еще один важный показатель — эффективность работы ребенка. Я пару лет назад много времени посвятил посещению уроков, наблюдал за работой детей. Мы даже сделали такой “день с классом” – ходили с ними на все уроки. Интересно же — посмотреть на день ребенка его глазами. Как думаете, сколько времени в среднем ученик реально работает на уроке? Вот он просидел за день на 7 уроках, сколько времени трудился? Хороший ребенок на хороших уроках у хороших педагогов работает 20-30% времени. Остальное время уходит на блуждание внимания, социальные пинги, подготовку и организацию, сопротивление и отрицание и тд.

Можно ввести еще более жесткий показатель — сколько ребенок работал над нужным именно ему? Ведь если он со всем классом усердно воспроизводил какой-то понятный ему шаблон на радость учителя и родителей, то время же тоже потрачено зря? Очевидно, что чем выше личная вовлеченность, субъектность, на которые как раз и влияет индивидуализация, тем выше эта эффективность.

Важный момент — критичность этих факторов для каждого ребенка индивидуальна. Некоторые даже в “плохих” госшколах находят себе прекрасного друга-взрослого, который “видит” ребенка и скрашивает проблемы стандартизации. А кто-то и в конвейерной системе нормально живет, благодаря усилиям и корректировкам семьи.

Но бывает и не так. Я занимаюсь приемкой уже четвертый год, общался с сотнями семей и видел такое, во что раньше бы никогда не поверил. Как, например, умный парень из культурной семьи к 8 классу никакими средствами не может заставить себя заниматься школьными предметами. Кошмар образованных родителей – вчера как раз было собеседование — умная, талантливая, рефлексивная девчонка после моих рассказов со слезами честно признается маме (топу в хорошей компании), что даже здесь не будет учиться и уйдет через год в колледж. Обычная ситуация — ребенок с нормальными, но не супер способностями убежден, что он беспомощный дебил. Каждый второй — с проблемами здоровья. Почти каждый первый — со страхом ошибки и наказания. Сколько такого “незаметного брака” на конвейере, который вершит судьбы?

С сентября сам обрабатываю все заявки на Заочку, их уже было больше сотни. БОльшая часть — про отношение. Ребенка не видят и он теряет интерес учиться. Это пятый шестой класс чаще всего. “Учится вроде хорошо, но ему неинтересно, не хочет ходить в школу”. Смотрите, как изменились ценности. Раньше бы сказали “да мало ли, что тебе интересно, есть такое слово “надо”. Сейчас мы уже понимаем, что только на “надо” далеко по жизни не уедешь, надо(!) учить другому способу ехать — на своих мотивах. Это, на мой взгляд, основная ценность и преимущество нового образования, за которое стоит платить.

И родителей, готовых за это платить, появляется всё больше. Постепенно меняются поколения и ценности, и за нами, которые готовы были тащить на “надо” из страха (не)выживания, следуют другие, которым эти страхи неизвестны и не страшны. Благодаря хорошей жизни, которую наше поколение им обеспечило. Они уже другие, им важно, чтобы было интересно. А сделать интересно на конвейере довольно сложно. Да и не ставятся такие задачи.

У нас есть определенный перекос в восприятии государственного образования. Мы ждем от него невозможного. Не люблю аналогии, но вдруг поможет. Давайте возьмем транспорт. Есть же метро, автобусы, электрички — общественный транспорт. В месяц стоит 1-3тр на человека в месяц, вполне можно ездить, государство обеспечивает. Но у нас нормально иметь в семье авто, стоимость владения которого 20-60тр в месяц. А платить за хорошую школу для ребенка те же 60 — дорого. Мне кажется это от непонимания, за что платим, что получаем. За “русский с математикой” и камеру хранения, конечно, платить не стоит. Хотя некоторые частные школы именно эту модель копируют.

Про “почему так дорого?” Хорошее образование всегда будет дорого стоить. Экономическая модель простая: ценность, как уже сказал выше, создается плотностью контакта ребенка с качественными взрослыми. Это небольшие группы, индивидуальная работа, крутые (дорогие) педагоги. Себестоимость тьютора в нашей модели, например, 8тр в месяц на ребенка. И его еще надо найти, обучить, встроить в процесс. Сократите класс с 30 до 15 детей — и вы увеличили себестоимость в 1,7 раза. Дайте педагогу работать нормальные 18 уроков в неделю, а не 30, и вам придется поднять заплату почти вдвое. Хотя и 18 для индивидуализации — много, у нас 16. Добавляем комфортные помещения, вкусное питание, охрану, уборку, инфоцентр, врача, внеакадем и тд тп.

Попытки решить проблему высокой себестоимости школьного обучения онлайн платформами – это иллюзии технократов. Я обожаю технологии, но надо понимать природу явлений и границы инструментов. Да, некоторую часть точных предметов можно будет изучать на платформах. После того, как ребенка научили учиться самостоятельно. Живые интересные люди научили.

И да, я понимаю, что 65тр в месяц — дорого для массовости. И думаю постоянно, как можно снизить стоимость. Отчасти, Заочка, где 40 – это попытка сделать среду с индивидуализацией доступной более широко, за счет снижения плотности контакта, но с сохранением критично необходимого объема.

У нас в школе вообще перекос — себестоимость больше 110тр на ученика. Интересный вопрос, что будет, если ее снизить до 60-80, какая будет потеря в качестве, реально ли удерживать его на достаточном уровне без благотворительных денег? Или такое возможно только с внешней поддержкой?

Скорее, согласен со скептиками, частное образование — как бизнес — имеет мало шансов стать массовым в ближайшие 5 лет. А вот через 6 посмотрим:)


Дмитрий Зеливанский, руководитель коммерческих программ “Новой школы”, делится итогами нескольких исследований

Другие статьи
Мнение Natalia Korol 15 Авг 2021

Специалисты по выбору школы

Какие специалисты по выбору школы работают в разных городах России? Негосударственных школьных проектов становится всё больше, родителям всё сложнее сориентироваться в их многообразии. Мы собираем информацию о специалистах, которые помогают родителям в этом вопросе, консультируют или развивают инфо-страницы с каталогами и описаниями самых разных школ.  У каждого свой, непохожий на других, путь к консультированию родителей […]
Мнение Natalia Korol 18 Июн 2021

РАЗДЕЛЬНЫЕ КЛАССЫ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК или Гендерное разделение в классах

Гендерное разделение в классах: зачем оно делается, почему раздельное обучение используется и сейчас.Мы сделали подборку материалов на эту тему: Наталья Король и Марина Рагозина побеседовали с Валентиной Брикайлик, директором школы-клуба Валентины Брикайлик Полина Мальцева, эксперт в сфере школьного образования, прокомментировала вопрос о гендерном разделении в школах в рамках своего курса для родителей. Интервью Евгения Чичваркина и его жены, Татьяны Фокиной, чья младшая […]