Татьяна Баранова, создатель и руководитель Монтессори школы «Подрастай-Ка»

Монтессори-педагогика — средовая педагогика. Мы погружаем ребенка в пространство, наполненное различными стимулами, и через это ребенка развиваем: как семечко, которую в плодородную почву посадили, поливаем, поворачиваем к нужному свету и через это работаем. Сейчас нас, по сути, этого лишили — мы можем общаться только через компьютер и  среды той, подготовленной педагогами, нету, она осталась там, а мы — здесь. Это стрессовая ситуация, всех выдёргивает из зоны комфорта. 

Что мы с этим делаем? 

Мы стараемся делать так, чтобы дети учились самостоятельно, много-много сил на это тратим. И сейчас мы видим результаты того, что дети, в общем-то, не вынуты из среды, как растения из корней, а по сути своей мы аккуратно пересадили из одной среды в другую. Среда может быть разная: в классе это одна среда, а в семье — другая среда. Тоже среда, там есть взрослые, есть предметы, есть возможность обучаться. 

Это дает потрясающую возможность не когда-то потом проверить, как эти дети адаптируются к новой среде, к новым условиям, а прямо сейчас. Они прямо сейчас осваивают навыки, которые нам нужны — те самые навыки 21 века. Здесь креативить приходится всем: и педагогам, и организаторам, и родителям. Педагоги сейчас тоже являются частью семейной среды, поддерживают детей дистанционно, но есть и родители, которые вынуждены сейчас креативить, как только могут. Дети это впитывают, не когда-то потом, а прямо сейчас, так как у нас нет ни времени, ни возможности ждать, креативим сейчас. 

Могу сказать, что многое заработало. Мы продумали, какой формат будем делать, что  можно из того, что проводили с детьми в классе, перенести в онлайн формат. Оставили наши круги. Естественно, есть общение, у детей появились новые варианты коммуникации, это тоже развитие, хоть и тяжелый шаги для многих из них. 

Школьники наши уже три недели отучились на дистанте. Первая неделя действительно была эйфория, дальше уже идет понимание, что как-то не то… и к концу второй недели у многих детей были не то что срывы, но поддержка психолога им нужна была. Кому-то тяжело говорить в экран, кто-то стесняется, кто-то смущается. Я их хорошо понимаю, для меня поговорить с родителями тет-а-тет или даже с группой родителей — это одно,  на камеру — совсем другое. Они вынуждены сейчас этому учиться, и самое классное — этому учатся с фантастической скоростью. Три недели — и дети точно так же планируют свои дела, которые они планировали у себя в классе, исходя из той среды, которая дома у них есть. В классе — оборудованная лаборатория. где все реагенты стоят по местам, есть колбы и все остальное, дома — нет лаборатории. Но это на первый взгляд так кажется. А дальше начинается: пипетка есть в любой аптечке, йод тоже, найти крахмал в любых продуктах питания — вот вам и лаборатория.

Про коммуникацию 

Сейчас получается, что родители во многом погружены в процесс, они видят, что ребенок делает. То есть не привели, оставили и вечером забрали, а реально видят весь процесс: что-то ребёнок достает, что-то делает, что-то рисует, так как нет возможности прийти и распечатать. Сейчас дети креативят и делают проекты: лепят, рисуют, вырезают, кто-то делает английский — вот они нарядились и учили песню, которая им интересна. Сейчас основная задача — поддержать интерес к обучению, нет задачи дать весь тот объём, который был запланирован в очной форме. Многие строят свой план так, чтобы запланированные дела заканчивались в четверг, тогда в пятницу у них совсем-совсем выходной день, когда они занимаются только тем, чем хотят. У ребят также есть чат, где они общаются между собой. Новые коммуникации — про то, что дети теперь звонят педагогам, и педагоги дают эту поддержку. 

Очень много работы сейчас с родителями, потому что не только у детей стресс, у родителей стресс двойной — там и с работой, и тут ещё с ребенком. Но у многих появилась возможность и погрузиться в процесс, и увидеть, как происходит работа у ребёнка, на что есть смысл обратить внимание конкретно этому родителю. И отношения стали более доверительные, более тесные, потому что мы практически ежедневно на связи с родителями. 

Эту неделю мы вывели не только школьников, наши “три-шестики” уже вышли в онлайн-формат. Я в начале говорила: “Слушайте, я вообще не представляю, как мы это будем делать”. Но жизнь есть жизнь, родителям нужна поддержка, и мы её даем. Многое становится понятнее и нам, и родителям, на другой уровень выходим, коммуникация стала сейчас с родителями больше, чем с детьми, и работы больше через родителей. 

Что ещё? Про коммуникацию сказала. Про креатив: тут креативят все — и взрослые, и дети. Это классно, потому что из софт-навыков 21 века ещё есть критическое мышление. Мы сейчас мы в шквале информации и её надо учиться фильтровать, выбирать то, чему можно верить, чему верить нельзя. Прошла неделя — а такое впечатление, что это месяц, а может быть, и полтора, каждый день педагоги много чего меняют: пробуют такой формат, сякой формат, вот так не работает, а так работает — и всё время в режиме онлайна, мы сразу понимаем, с каким ребенком что идёт, а что — не идёт. 

Монтессори-система построена на том, чтобы персонализировать отношения. Сейчас это ещё усиленно. Конечно, это сумасшедшая работа педагогов. Здесь с точки зрения проверки системы кризисы очень хороши. Сейчас понимаешь, кто как может работать, у многих открылись новые возможности, о каких-то возможностях я, как руководитель, даже не знала. Кто-то из педагогов достаёт гитары и начинает играть в онлайне. Я знала, что  человек поёт, играет, но даже не представляла, что настолько классно и хорошо. И когда нет возможность включить музыку и петь вот так, они креативят и выходят по-другому — и это реально классно, раскрытие не только потенциала детей, но и потенциала педагогов, когда они готовы вкладываться, готовы работать. 

Никто из педагогов пока про зарплату у меня ничего не спросил, все прекрасно понимают, в какой ситуации мы сейчас находимся. Это место, куда я не просто пришёл на работу, отработал и ушёл, а про общее дело, которым мы все живём, мы переживаем за каждого ребенка, сопровождаем этого ребенка. Нет такого, чтобы кого-то обидеть и поучать — нет, это поддержка, большая семья. Есть ещё обратная сторона медали: у меня своих четверо детей, и сейчас они находятся вместе со мной. Тоже учатся: двое школьников учатся в Подростай-Ке. Наш формат можно прямо почувствовать: мы говорим про самостоятельность, где-то её проверяем, но сейчас эти дети садятся и свой план удерживают. Передача ответственности за свой образовательный процесс высока, потому что сесть дома учиться (по себе знаю) — это очень нелегко, даже когда у тебя онлайн урок, даже когда у тебя составлен список. Нужно собрать себя в этой домашней уютной обстановке, выдернуть себя с дивана и пойти заниматься. Пока у детей всё здорово получается, я этому очень радуюсь, и вижу не только со стороны педагога, но и родителя. У меня нет возможности с детьми сейчас сидеть заниматься, потому что я точно так же в онлайне веду уроки с детьми, поэтому они учатся сами. 

Да, приходится придумывать новые форматы. Их много интересных: на английском дети наряжаются, поют песни те, которые им интересны, снимают видео и выкладывают. Последнее было реклама любимой книги — когда они свою любимую книжку просто рекламируют, это маленький рекламный ролик о том, что можно почитать. Мы вдруг все вспомнили, что есть книги не только в школе и к этому тоже дети часто прибегают. Что меня больше всего радует, — не сели они в интернете, хоть он в полном доступе. 

У каждого ребёнка есть свой план — то, что ему нужно освоить и то, что можно осваивать по желанию. По плану они действуют обязательно, но имеют право выбрать то, что им хочется делать сегодня. Могут весь день заниматься математикой, и педагоги, конечно, придумывают по математике задачи, которые могут заинтересовать больше, чем стандартная задачка, напечатанная на листочке. Например, замерить площадь экрана компьютера. Поддержка интереса всё равно идёт, какие-то задачи друг другу придумывают.

Как поддерживаете общность школы? 

У детей есть zoom, где они выходят просто поболтать между собой. Ещё общаются в Skype: когда у них заканчиваются занятия, они просят педагогов отключиться и дальше общаются. Первую неделю был отдельный чат, где они кривлялись, ставили разные смайлики и все остальное. Но как-то он закис, то есть дурачиться и всё остальное — не пошло. Сейчас они общаются через Skype и zoom.

Учебные задачи остались в том же объеме?

У нас в силу методики нет конкретного чёткого плана, сколько ребенок чего должен сделать в день. Есть маршрут, у каждого свой в зависимости от возраста, потому что класс разновозрастной. Ребёнок сам выбирает, что и в какой день он будет делать. Понятно, что педагог помогает, направляет, но это выбор и ответственность ребенка. Конечно, если ребенок совсем ничего не делает из запланированного плана, то тут уже вмешиваются педагоги и направляют. Чтобы мы стали с них меньше спрашивать — такого нет. Есть два урока истории, два урока литературы, которые проводят педагоги в прямом эфире, это и чтение, и обсуждение, групповая работа, ключевые уроки. 

Раньше раз в неделю мы ходили в какой-то музей, сейчас нет возможности пойти, но они ходят в онлайн формате. Наверно, процентов 80 от того, что мы делали в классе, осталось. Наверно, за счет того, что у детей появилось чуть больше сил и времени, которые они теперь не тратят время на поездку в школу и домой. Включились другого плана занятия — задания типа “что приготовить себе на завтрак”, это тоже из разряда “я могу”. Когда они приходят в школу, то завтракают там, то это готовое — накрыл себе, поел и убрал, а здесь появилась возможность приготовить, что хочется тебе. Это опять про то, что “я уже достаточно большой, чтобы приготовить. Кто-то говорит: “Я в качестве свободной работы выбираю себе приготовление обеда” — и они пишут, что хотят приготовить, дальше они это готовят, фотографируют и выкладывают. 

Учебные задачи вы даете каждый день или на неделю?

У каждого ребёнка свой план в зависимости от возраста и нагрузки, кто-то берет больше, кто-то меньше. Но каждый день педагог работает с родителем, с ребенком, у него есть план на день. Когда мы были в школе, то в основном это было планирование на неделю. Сейчас не у всех получается планирование на неделю составить и удержать это планирование, всё-таки очень много входящих, исходящих, поэтому сейчас они в основном планируют себе задачи на день. Кто-то прямо просит: “Пришлите мне, пожалуйста, задачи по математике, я хочу сегодня порешать”. 

Ещё мы все находимся на семейном обучении и многие из детей, имея возможность и время, сдали аттестации в школах в онлайн формате. Мой ребёнок за второй класс уже сдает, то есть не за один год, а за 2 года, потому что появилось на это время. “Я готов сегодня сдать русский язык” — и вот он садится, решает эти тесты, сдаёт, это часть его работы. Это тоже отдано на их выбор, ребята имеют право выбирать, какой предмет  будут сдавать, как, какая им поддержка нужна, если не получается. Как можно больше ответственности за свой образовательный процесс мы стараемся передать ребёнку, насколько это возможно. Я понимаю, что это сейчас очень-очень ценно и важно.

Учебный маршрут, который был у детей был построен в предыдущий период в оффлайне,  продолжается? 

Мы убрали только то, что совсем невозможно сделать. Конечно, плавить олово в домашних условиях не у всех получается, но тогда мы просто меняем одни опыты на другие. Какие-то предметы отданы вообще, то есть ты, если хочешь, можешь этим заниматься, не хочешь — не делаешь. Мы за то, чтобы это было от ребенка. Есть обязательные задания в маршруте: мы все равно занимаемся русским и математикой, но имеем возможность выбрать дни. Я могу заниматься каждый день математикой, а могу один день выбрать и заниматься только математикой, но не заниматься математикой совсем не получился. Есть определённые правила и эти правила таковы: мы сдаем аттестацию в конце года и для того, чтобы сдать аттестацию надо иметь определенный набор знаний. Если мы за 3-4 класс не даем географию, география вся отдана на интерес ребенка, но понимаем, что география очень интересна ребенку в этом возрасте — и часть русского языка делаем так, чтобы он включался в географию. Те же правила русского языка можно изучать не просто как правила русского языка, а включенные в конкретный предмет, который ребенку нравится. Когда дети занимаются проектной деятельностью, они используют те же самые правила русского языка, просто через деятельность, которая им интересна. 

Дальше мы уже смотрим, на чём надо заострить внимание ребёнка, но делаем это вместе с ним: “Смотри, я вижу, что здорово получилось, классный проект, но тут с “жи, ши” надо немножко поработать. Ты можешь взять вот этот и вот этот материал и отработать этот навык”. Они сами: “Да, хорошо, мне надо здесь вот с этим поработать”, или приходят и говорят: “Я здесь не понимаю, с этим надо разобраться, дайте мне опору, через что я могу это сделать”. Соответственно, педагог с ним отрабатывает конкретные правила русского языка или какой-то закон по математике, и дальше он это уже прорабатывает сам.

По какой класс вы работаете?

С 6 до 12 лет, но самому старшему сейчас 11 лет.

На каких ресурсах проводите онлайн аттестации, все ли школьники будут ее проходить или по желанию?

Это выбор родителей. Законодательно дети обязаны сдавать первую аттестацию за 9 класс. Не все наши дети сдают аттестацию. Со многими родителями мы это обсуждаем как тренировочный шаг — как дальше будет в школе. 

У всех разные варианты, кто куда пойдет после начальной школы. Это тренировка, нет обязаловки, я не настаиваю. Мои дети не сдавали аттестацию до этого года, в этом году они пришли ко мне и говорят: “Слушай, мам, все сдают, мы тоже хотим посмотреть, что мы можем”. И когда они сдают тесты, они, конечно, удивляются вопросам: “Интересно как”. Это их жизненный опыт, но это не в обязаловку. У них есть такая возможность, и как только им эта возможность нужна, мы ее удовлетворяем. Мы прикреплены к Центру поддержки семейного обучения (ЦПСО), дистанционно сдаём в московской школе.


Характер формируется в столкновении!
Детей развивает то, что их окружает. Сейчас детей окружают взрослые, которые учатся работать и работают в новых условиях и обстоятельствах, а дети впитывают их опыт! Мы сейчас наиболее остро чувствуем, как меняется мир. Меняемся мы, и дети изменяются вместе с нами. Новые условия — это новые правила игры, и чтобы двигаться дальше, мы их принимаем.

Новые условия — это вызов, нашему характеру и нашим умениям. То что нас не сломает — поможет стать сильнее. Теперь у нас есть уверенность, что в условиях изоляции мы можем продолжать работать продуктивно.

Дом — это тоже развивающая среда, которую можно использовать для обучения. С одной стороны знания, полученные в школе интегрируются в реальную жизнь, с другой стороны знания проходят качественную проверку.

Родители и педагоги учатся взаимодействовать по новому. Переход на новый формат стал толчком для формирования и прокачки навыков XXI века: креативность, коммуникация, критическое мышление!
***
«Подрастай-Ка» – это школа и детский сад работающие по методике Марии Монтессори, образовательное пространство где безопасно, интересно и комфортно.

Другие статьи
Интервью с представителем школы shkolprosvet 31 Май 2024

Городской лагерь: 4 неочевидных преимущества

Выбрать детский лагерь бывает непросто, особенно, если это первый опыт для ребенка. Хороший вариант для тех, кто только присматривается к формату лагерей — это городские смены.
Интервью с представителем школы shkolprosvet 4 Авг 2023

Art Hello — школа, основанная на доверии

Art Hello — уникальный проект. В нём высоко ценят лояльность родителей, выстраивая межличностные отношения на доверии и готовности оказать поддержку не только в образовательной, но и в семейной ситуации.